3 Ответственная работа

Выражение "Ответственная работа" было в ходу в советское время. Много проблем приходилось решать отцу, начиная с середины 40-х годов и заканчивая 80-ми, когда он вышел на пенсию. К работе он подходил черезвычайно ответственно и за это его уважали сослуживцы и ценило руководство. И к людям у отца было исключительно доброжелательное отношение, хотя ко многим человеческим недостаткам он был совершенно нетерпим, а по существенным вопросам, особенно связанным с политикой и отношению к нашей Истории, был честен и принципиален.

	

3.1 Работа в Минцветмете

3.1.1 Сразу после перевода в Наркомцветмет в феврале 1944 года, начались командировки - дважды в Каменск-Уральский, дважды в Свердловск. А в ноябре 1944 года отцу было поручено провести обследование и организовать восстановительные работы комбината "Печенганикель". Вот что отец пишет об этом. В ноябре 1944 года я был командирован на север, в районы границ с Норвегией и Финляндией, где наши войска только что освободили от гитлеровских оккупантов порт Лиинахамари, спаленный ими поселок Петсамо и поселок Никель, где разрушили комбинат "Печенганикель". Вместе с назначенным директором и начальником строительства комбината я обследовал комбинат и руководил первоочередными работами по расчистке завалов и разрушений и пробыл там около трех месяцев в период полярной ночи. С радостью встретили мое возвращение жена с дочкой и родители. Отцу пришлось, как он пишет, трижды выезжать в Печенгу. В третьей командировке он сопровождал министра цветной металлургии Петра Фадеевича Ломако, который в дальнейшем давал отцу личные поручения. 3.1.2 Одна из этих командировок чуть не закончилась для отца трагически, но судьба была к нему милостлива. Он задержался на работе и опоздал на транспорт, который следовал из Лиинахамари в Мурманск. Пришлось догонять транспорт на автомобиле. Когда подъехали к месту следующей остановки транспорта, выяснилось, что на караван судов напали немецкие подводные лодки и этот транспорт был потоплен. 3.1.3 Так что, если бы ни случай, я бы и не родился, и не переносил воспоминания отца на "Памятный сайт". О моем рождении отец написал полторы строчки. 5 декабря молодые родители и их родители радовались рождению мальчика, которого назвали Володей. Мальчик родился слабеньким и вскоре сильно заболел, непрерывно кашлял, задыхался. В доме на Пятницкой постоянно держали для него кислородную подушку. Отец показал ребенка профессору Сперанскому, который посоветовал поскорее вывезти мальчика в деревню на свежий воздух, что мои родители и сделали. Говорят, что каждый человек сохраняет короткие воспоминания о каком-то коротком периоде или эпизоде своей жизни в 6-8 месячном возрасте, а потом наступает длительный провал памяти. Не знаю, так это или нет, но я отчетливо помню, как моя бабушка Марфа Ивановна, строго выполняя указания родителей, укладывала меня днем спать на улице в гамак, который висел в кустах сирени, и мне было очень холодно, я плакал и думал:"Неужели она не понимает, что мне холодно". Бабушка, как будто услышав меня, приносила из дома одеяло и накрывала меня, я на короткое время засыпал, потом просыпался и опять плакал, пока меня не уносили в дом. Вероятно это воспоминание относится к периоду моего "лечения" по совету профессора Сперанского. И такое лечение, вроде бы, помогло. 3.1.4 Отец был постоянно занят на работе. Так в ноябре 1947г. он был командирован в Челябинскую область на 3 месяца, для организации скоростного строительства и ввода в эксплуатацию объектов Вишневогорского рудника. Это позволило руднику начать выполненять Правительственное задание по выпуску важной продукции. С рудником то, как я понимаю, все разрешилось благополучно, а вот отец, как он мне рассказывал, возвращался из командировки на поезде "в одних тапочках". Дело в том, что в декабре была проведена денежная реформа, согласно которой наличные деньги обменивали в соотношении 10:1. Это распространялось и на командировочные, которые были у отца. Но народ все понимал и не роптал - у спекулянтов дома деньги хранились мешками. 3.1.5 Наиболее значительной работой, которую пришлось выполнить отцу в послевоенный период, по его мнению, была аварийная работа по ликвидации прогрессирующего наклона 60-ти метровой кирпичной трубы, грозившей обрушением на главный корпус Днепровского электродного завода (г.Запорожье), являвшегося основным поставщиком электродов для черной металлургии. Работа выполнялась с июля по сентябрь 1948 года. Вот что он об этом вспоминает. Требовалось срочно решить вопрос, что делать с предельно накренившейся трубой завода, выпускающего важную продукцию. Я не только предложил как решить сложную техническую задачу, но и принял на себя ответственность по руководству аварийными работами, продолжавшимися 3 месяца без остановки или снижения производственной мощности завода. Работы были выполнены по проекту, разработанному на месте мною совместно с инженером Волынцевым В.А., впервые примененным методом без остановки трубы и завода, что было бы неизбежно при использовании известных способов. В результате были предотвращены большие материальные потери. Об этой работе была опубликована статья корреспондентов "Смелое решение" в журнале ЦК ВЛКСМ "Техника молодежи" (1949 г.№1). Позднее, в свое летнее отпускное время, я написал брошюру "Выправление крена заводской трубы" (Металлургиздат 1950 г.). Первый ее авторский экземпляр я преподнес родителям 27 августа 1950 г. с памятной надписью, чем вновь их порадовал. Привлекает внимание "художественное" оформление обложки - фрагмент кирпичной трубы. Интересны, конечно, чертежи и фотографии, приведенные в брошюре.







3.1.6 О последующем периоде своей работы в Минцветмете отец коротко написал в автобиографии. Участвовал в работе многих технических комиссий Главка и Министерства (в ряде случаев возглавлял их) по вопросам повышения эффективности проектных решений, ускорения строительства и ввода в действие производственых мощностей. В сентябре 1954 г. отец участвовал в работе комиссии по расследованию обстоятельств чрезвычайного происшествия на одном из заводов Минцветмета. Об этом отец надиктовал моей сестре небольшой рассказ. К сожалению, названия ему не дали, поэтому я назову рассказ по начальным словам
"25 сентября 1954 года утро было солнечным". По-разному можно относиться к этому рассказу, в каждом из нас много чего есть, но рассказ интересен тем, что отражает "атмосферу" министерской жизни, да и жизни части наших людей в то непростое время.

3.2 После упразднения министерств

3.2.1 В 1957 году Министерство цветной маталлургии СССР было упразднено, как и многие другие министерства. С такой "перестройкой" Хрущева, распыляющей кадры по отдельным совнархозам, которые не могли руководить отраслями промышленности, многие из крупных руководителей были не согласны. С возражавшими был согласен и я - от предложения поехать в совнархоз отказался и потерял не только персональную надбавку к должностной ставке, но и право на получение 20% надбавки за выслугу лет. Отказ диктовался также и семейными обстоятельствами. Дети еще учились, а родители были престарелыми. Не желая отрываться от техники, я стал работать главным инженером проекта в институте типового проектирования Госстроя СССР (Гипротис), затем, через год, перешел в проектный институт Минсредмаша на должность начальника отдела. 3.2.2 Действительно, семейные обстоятельства не позволяли отцу бросить все и уезжать в "тьму-таракань" из-за дурацких реформ. Совсем недавно, летом 1956 года семья переехала из коммуналки на Пятницкой в отдельную двухкомнатную квартиру на Октябрьском поле. Квартиру выделили на работе моей маме, причем в это же время предлагали аналогичную квартиру и отцу, на улице Матросская тишина в Сокольниках. Выбрали Октябрьское поле и, наверное, правильно, хотя район был не вполне благоприятный в части экологии. Отец об этом, похоже, ничего не знал, и помню, осенью 1956 года, мы с ним пошли на рыбалку на берег Москва-реки, где сейчас стадион "Октябрь". Там в Москва-реку впадает небольшая речка, или скорее ручей, и в месте впадения были установлены несколько рыбацких подмостков. Отец взобрался на один из них и вскоре вытащил подряд пару приличных подлещиков. Радостные, мы вернулись домой и отец торжественно преподнес свой улов маме. Как только мама узнала, где мы подлещиков поймали, она немедленно выбросила их в мусоропровод. Оказалось, что эта речка протеката через территорию нескольких научных институтов, расположенных по-близости, со всеми вытекающими отсюда последствиями. В том же году или в следующем, отцу дали земельный участок в образовавшемся садоводстве "Строитель" в Апрелевке. С огромным энтузиазмом родители начали его осваивать. Моя сестра Марина заканчивала среднюю школу и должна была поступать в институт. Так что отказ отца от предложенной должности главного инженера в г. Никель (именно о Никеле отец мне говорил) вполне можно понять, к тому же мама категорически отказывалась ехать как на север, в полярную ночь, так и в Свердловск (предлагали также Свердловский совнархоз), и не хотела отпускать из семьи отца одного. А многие сотрудники министерств, оставив семьи в Москве, вынуждены были выехать, обязали по партийной линии. Но правда, "разлука" была недолгой - вскоре стали упразднять никчемные совнархозы, востанавливать министерства и возвращать в Москву специалистов - управленцев. 3.2.3 Я запомнил отца в эти годы как человека, находящегося в хорошем моральном состоянии. Практическая работа, которой он занялся после ухода из министерства, доставляла ему настоящее удовлетворение. У отца было много хороших знакомых по работе, которых он сам очень ценил и уважал, и которые отвечали отцу тем же. С одним из них, Сушковым Петром Мартыновичем, отец работал еще до войны в "Промстройпроекте". Как писал отец, Сушков увлекался новыми методами проектирования в строительстве. В 1957 году Петр Мартынович работал в Гипротис-е начальником отдела. Он то и предложил моему отцу "поработать годик в Гипротис-е главным инженером проекта". Отец согласился, "и сразу командировка в Кемерово". В мае 1957 г. там произошло наводнение в пониженной части города. Полагаю, требовалось оценить возможность обрушения затопленных зданий. Отец сохранил фотографии, сделанные в этой командировке. Так после ливней разлилась река Томь. Набережная реки Томь. Сотрудники Гипротис-а В.А.Кудрявцев, В.Н.Соков, Н.А.Руфицкий. Командировки были кратковременными и не препятствовали обустройству новой квартиры и началу строительства дачного дома в Апрелевке. С большим удовольствием отец помогал в учебе моей сестре и ее близкой подруге - Вале Горячевой. Они учились в МАДИ на факультете "Мосты и туннели" и у них были курсовые проекты по предмету "Организация строительства". А уж в этом предмете отец очень хорошо разбирался. На следующей фотографии отец консультирует Валю Горячеву по курсовому проекту. 3.2.4 Укрупнение совнархозов, начавшееся в 60-м году, вызвало необходимость реорганизации и других государственных органов, в частности и Госплана СССР. Пришлось организовывать новые отделы и приглашать туда специалистов. В мае 1962 года, один из бывших сослуживцев моего отца (к сожалению, я не запомнил, кто это был), рекомендовал отца на должность главного специалиста в отдел проектно-изыскательских работ Госплана. Должность главного специалиста считалась достаточно ответственной и хорошо оплачивалась. Кандидаты на эту должность приглашались на коллегию (или комиссию) Госплана, на собеседование, по результатам собеседования принималось решение. Как рассказывал отец, у него было не очень то много шансов быть утвержденным, главным образом из-за того, что он не был членом КПСС. Несмотря на хорошую рекомендацию и послужной список отца, члены комиссии колебались с принятием решения. Неожиданно для всей комиссии, да и для моего отца, слово взял Председатель Госплана СССР Петр Фадеевич Ломако. Он сказал, что хорошо знает тов.Руфицкого, не сомневается в его компетенции и рекомендует утвердить в должности. Вопрос был решен.

3.3 Госплан и Госстрой СССР

3.3.1 С мая 1962 года и до декабря 1987 года, когда отец вышел на пенсию, то есть 25 лет, он проработал в должности главного специалиста в одном и том же отделе проектно-изыскательских работ Госплана СССР. Правда, с марта 1963 по апрель 1965 гг. отец "был откомандирован в Управление планирования проектно-изыскательских работ Госстроя СССР" (в связи с очередной реорганизацией государственных органов), но затем вернули обратно в Госплан (опять в связи с реорганизацией). Конечно работа была в основном "бумажная", но требовала взаимодействия и общения со многими специалистами и руководством, как Госплана, так и других союзных организаций. А находить общий язык с людьми и совместно с ними принимать решения отец безусловно умел и любил. 3.3.2 Тем, кто не знаком с планово-управленческой работой, и мне в их числе, трудно представить, в чем конкретно эта работа заключается. Поэтому я хочу привести отрывок из автобиографии отца, которую он написал 2 августа 1987 г. Вот, что он пишет о своей работе в Госплане. Занимался планированием проектно-изыскательских работ по черной и цветной металлургии, промышленности строительных материалов, легкой промышленности и двум оборонным отраслям, вопросами методологии планирования этих работ, улучшения проектно-сметного дела в стране и повышения его технического и экономического уровня, широкого использования достижений науки и техники, снижения сметной стоимости строительства и экономии основных строительных материалов. Участвовал в подготовке предложений для многих постановлений директивных органов по вопросам развития отдельных отраслей промышленности, улучшения проектно-сметного дела и капитального строительства, в разработке мероприятий по улучшению проектирования в целях ускорения внедрения достижений научно-технического прогресса в производство, которые были одобрены коллегией Госплана СССР и по ее рекомендации включены в соответствующие постановления директивных органов. Участвовал в составлении Методических указаний к разработке Государственных планов экономического и социального развития СССР, а также в составлении имеющих важное значение для повышения качества и обоснованности этих планов: - методических указаний по разработке схем развития отраслей промышленности; - технико-экономических обоснований строительства по крупным и сложным предприятиям и сооружениям; - технико-экономических расчетов, обосновывающих строительство новых объектов; - Положения по реализации экономии материальных ресурсов в проектах на строительство зданий; - ряда других методических и директивных документов, утвержденных Госпланом СССР или им, совместно с другими комитетами. Участвовал в подготовке предложений к Основным направлениям экономического и социального развития СССР на 1986-1990 годы и на период до 2000 года в части определения задач по дельнейшему совершенствованию проектно-сметного дела. Участвую в перестройке планирования проектно-изыскательских работ на базе качественных показателей по снижению в разрабатываемых проектах сметной стоимости строительства и экономии основных материалов в целях обеспечения выполнения заданий, предусмотренных в Основных направлениях. Мною, совместно с другими специалистами Госплана СССР, написаны статьи по вопросам улучшения проектно-сметного дела в стране, опубликованные в журнале "Экономика строительства". Хочу, для наглядности, привести первую страницу одного из постановлений Совета Министров СССР, в разработке которого принял участие мой отец. Постановление объемное, на 14 страницах, подписано Тихоновым и Смиртюковым. 3.3.3 Были за время работы, конечно, и благодарности, и медали, и Доски почета, но более всего отец ценил хорошее отношение к нему и руководства, и сослуживцев, и многих других людей, с кем ему приходилось взаимодействовать по работе. Работал в профбюро отдела, отвечал за техническую и экономическую учебу, являлся наставником. А в КПСС он так и не вступил, хотя ему много раз предлагали это сделать. Возможно, он был единственным беспартийным главным специалистом в Госплане СССР. 3.3.4 Вот как отец описал свои проводы на пенсию, которые состоялись 25 декабря 1987 года. В 10.30 в кабинете начальника отдела собрались сотрудники отдела и других отделов Госплана СССР, с которыми я наиболее близко был связан по работе. Всего человек 35-40. Как всегда в таких случаях, все стояли, а "виновник" стоял перед собравшимися у противоположной стороны кабинета. Первым выступил начальник отдела Григорий Анатольевич Ширяев: "Мы собрались по торжественному случаю проводов Николая Алексеевича на пенсию. Заслуги и достоинства Николая Алексеевича всем известны. Госплан СССР ходатайствовал о назначении персональной пенсии и такая пенсия Николаю Алексеевичу назначена. С удовольствием выполняя миссию и поздравляя Николая Алексеевича от имени руководства Госплана, от себя лично, вручаю приказ по госплану СССР, в котором Вам объявлена благодарность и Вы премированы месячным окладом. Вручаю также адрес от коллектива отдела, в котором мы выразили все свое уважение к Вам и высказали добрые слова. На досуге Вы его прочтете. Сердечно поздравляю Вас." Мы обмениваемся рукопожатиями, я благодарю, присутствующие аплодируют, как и после последующих выступлений товарищей. Евгения Георгиевна - старший экономист подотдела, где я работал, вручает мне цветы и подарок от отдела - настенные часы "Антарес" (кварцевые) Московского завода художественных часов: "Антарес" - это звезда, которая указывает путь для навигаторов в морях и океанах. Пусть она ярко светит в Вашей жизни." Очень тепло и по-дружески поздравляет меня Александр Викторович Минеев - начальник подотдела технико-экономического анализа, в котором я работал. Выступает Алексей Оскарович Степун - Заместитель начальника сводного отдела капитальных вложений: "Дорогой Николай Алексеевич! Мы в течение многих лет тебя знаем, совместно работали над многими вопросами. Тобою вложен большой труд в разработку различных методик, в решение трудных и важных для народного хозяйства вопросов в области проектно-сметного дела и капитального строительства. За свой труд ты давно заслужил звание профессора и, если бы у нас было право, мы бы дали тебе это звание. Но, увы, нам этого не дано, хотя мы часто имеем дело с людьми, имеющими высокие ученые степени, многих знаем и можем судить об их вкладе в наше дело, и сравнивать с тем, что сделано тобою. Жаль, что теперь по телефону 77-50 не будет отвечать Николай Алексеевич и с ним нельзя будет срочно посоветоваться, как это часто бывало. Здоровья тебе. Такой же энергии на многие годы." Взаимное рукопожатие, расцеловываемся. Подходит работающая в отделе Алексея Оскаровича Степуна, Зоя Ивановна Ваванова и вручает цветы. Выступает Лев Арсеньевич Муромов - начальник подотдела экономики отдела строительства и строительной индустрии: "Дорогой Николай Алексеевич! Мы также долго работали и готовили вместе решения по многим общим вопросам. Я присоединяюсь к высказываниям Алексея Оскаровича и целиком разделяю его мнение. Я желаю тебе всего самого лучшего. Извини меня, не буду к тебе подходить, так как простудился и боюсь заразить. Мысленно крепко жму твою руку, обнимаю и целую." Выступает Олег Александрович Черноморец - заместитель начальника нашего отдела: "Николай Алексеевич - это сама история нашего отдела. Вы поступили на работу в Госплан СССР и в этот отдел еще в 1962 году, когда отдел только организовывался. Вы всех больше проработали в этом отделе, даже больше Книреля. Николая Алексеевича отличала исключительная компитентность и добросовестность. Настоящий партийный подход к любому вопросу. Мы все советовались с Николаем Алексеевичем. И нам бы крайне не хотелось терять с Вами связь. Мы постараемся, при Вашем согласии, Николай Алексеевич, сохранить за Вами телефон 77-50, а как это сделать, мы подумаем. Я думаю месяц Вам хватит на отдых, а больше, мне кажется, Вы не утерпите." 3.3.5 В заключение данного раздела сайта хочу сказать о персональной пенсии, которая была назначена отцу и о которой упоминал начальник отдела на проводах отца на пенсию. Отец сохранил ксерокопию своей характеристики, в конце которой партийный комитет Госплана ходатайствует об установлении персональной пенсии, которая в 1987 году еще была и почетной и давала определенную надбавку. Через несколько лет, все надбавки к персональным пенсиям обесценились. А вот обычные пенсии бывших работников министерств и ведомств были существенно увеличины, и как говорил отец, ничего исправить уже было нельзя. Ничего не имея против работников низшего звена Госплана, скажу, что их пенсии стали намного больше, чем у отца. Так тоже распорядилась судьба, но "неблагосклонно". 3.3.6 И еще в заключение раздела добавлю. Каждый из нас в течение жизни осмысливает прожитое и подводит какие-то итоги. Конечно, не был исключением и мой отец. В один из таких моментов, 24 июня 1972 г., отец записал свои размышления на этот счет. Когда уже много прожито и приближается 60, я все острее и острее ощущаю, как коротка жизнь, как понапрасну растрачено много времени и как мало сделано мною полезного для людей, для нашего общества. Хочется хоть как-то восполнить этот пробел в оставшиеся годы. Но как и чем? Это тоже большой вопрос, так как здоровье оказалось также бездумно растраченным. Одно может успокаивать, что много отдано работе, которую я всегда стремился выполнять, как можно лучше. Безусловно, какие-то крупицы моих мыслей и дел пошли на общую пользу. Но мне кажется, что они бесконечно малы, а хотелось бы, и можно было бы сделать гораздо больше.